воскресенье, 20 ноября 2011 г.


- Когда она умерла? – сухой вопрос. Его необходимо увлажнить сочувствием, добавить немного интереса, заправить понимание и подавать холодным. Такие вопросы всегда надо задавать с долей холода, чтоб не разогреть боль.
- Совсем недавно. Но она держалась до последнего. Молодец девочка. Она столько пережила… - тихий голос, повернувшийся на его вопрос женщины. Она тоже по кому-то скорбит, у нее тоже какие-то слезы…
- Все мы столько пережили. У каждого своя история и у каждого она «столько перенесла». Не надо об этом. – Холода много. Он словно паразит проникает в организм и распространяется под кожей и вот:
- Да как вы можете так говорить!
- Поберегите нервы. – Зря. Когда злость охватывает холодным пламенем сердце собеседника - лучше молчать.
- У нее умерли родители, когда ей было 3 года!
- Не думаю, что она что-то ощутила в тот момент. Кроме того, как  ее сопли попадают на слюнявчик.
- Вы жестокий человек! – Уже почти гнев.
- Несомненно. Как и вы.
- Ее муж погиб в автокатастрофе! Ему было всего 23!
- Это его проблема. Думаю, она задумывалась об этом каждый раз, когда отдавалась своему новому «мужу» ровно через неделю после смерти первого и не удивлюсь, что и во время смерти.
- Это уже просто..
-..переходит все границы. Бла-бла-бла. Ваше настроение мне понятно. – Отрешенный взгляд в окно даст ей почувствовать направленное на нее безразличие.
- Это просто хамство! Вы же врач! Как можно?... – Ух, как горит воздух вокруг. Сколько в нем злости, взволнованности, негодования. Кажется, что его можно налить в бокал и пить. Или лечить им меланхоликов.
- Я спрошу еще раз: когда она умерла? – Снова окно. Ну, можно еще приправить взглядом на ботинки. Сегодняшняя слякоть замечательно на них отражена. Какая композиция!
- Час назад. – И дальше едва различимое бухтение. Как у квочки, что только-только снесла яйцо.
- Кто вы ей?
Молчание. Ух,ты! У нее такое бывает!
- Я …. Никто. Я просто слышала как медсестры…
- А я ее отец. Тот самый, что «умер» когда ей было 3. Тот самый, что был за рулем, когда отказали тормоза. Тот самый, что только отверз труп ее мужа в его родной город. И тот самый, кто виноват в их смертях. Вы правы. Я ужасный человек. – Слышится вздох. Разочарование покинуло квочку, ну или внезапность  признания ее немного остудила. До следующей смерти.

Комментариев нет:

Отправить комментарий